@Ashezandust

Evanescent

Ask @Ashezandust

Sort by:

LatestTop

Есть люди, чьи ответы вы тут читаете?)

mood_2836’s Profile Photoɴᴏᴛ ʏᴏᴜʀ ᴅᴇᴍᴏɴ
@do6g, @strangerofabyss, @stmt999, @marmezent, @PrinceHelg, @id278960232, @MuraNoManeko, @cinere и ещё целая куча людей, которую мне лень тэгать.)
Всем 1luv 4ever❤️

А художественные книги несут какую-то пользу? Если да, напиши, какую. И ощущаешь ли разницу при общении между человеком, который читает много художественных книг, и тем, кто не любит читать?

Развивают воображение, аналитическое мышление, кратковременную память (сюжетные линии ж надо в голове держать хотя бы до конца книги), ну и вокабуляр на сдачу 🙂

Здравствуйте. Как бы вы описали свое понимание идеального равновесия между личной свободой и обязанностями по отношению к другим людям?

icandoitbetter’s Profile Photo13-й месяц, которого нет
Крылья легки, они поднимают тяжёлое тело прочь от убаюкивающей земли. Куда-то выше, где есть чем дышать, где разреженный воздух делает бесконечно счастливым и пьяным.
Небо просторно, в нём места хватает всем.
Хотя кто-то, очевидно, считает иначе, разрывая расстояния и сближаясь непозволительно близко.
Внутреннее напряжение отталкивает от таких, и оно же сближает с теми, кто держит удобную дистанцию. Лететь клином всё же лучше, чем в одиночку.
Но желание бросить всё и лететь одному, не нагружая никого своими колебаниями ветра становится всё сильнее.
Это и есть баланс — свобода выбора, с кем лететь.. и лететь ли вообще с кем-то. В этом же и обязанность — выбрав, держать клин до самого конца, как бы сложно и бессмысленно ни было.
Жалость вызвает лишь одно — тело устаёт, и требует время от времени спускаться обратно, к земным правилам и скользким, как речная галька, обязательствам.
До тех пор, пока держишься — ты в балансе.

View more

Здравствуйте Как бы вы описали свое понимание идеального равновесия между личной

Related users

Когда тебя видят гусары, замолкают ли они, как по команде?

Казалось, этот город никогда не спит.
Уютную тьму комнаты то и дело разрывали выстрелы фар от проезжающих мимо машин. Непривычно чистое небо слабо озарялось точками набирающих высоту самолётов. В окне играет дрожащий ореол фонаря.
Тишины нет. То и дело куда-то раздаётся рычащий рёв машин. Ему вторит звонкий собачий лай или весело шумят гуляющие компашки. Эхом раздаётся бархатный голос из колонок ноутбука, монотонно читающий о истории Маврикии.
Город не спит, наслаждаясь приходом весны. Она буквально везде — в веере луж на тротуаре, прохладном ветерке, щекочущем пятки да в громких стонах любви соседей сверху.
Мир снаружи цветёт, наливаясь теплом и солнечным светом. Мир изнутри как контрас, тускнеет с каждым солнечным днём, срывая и руша внутренние ориентиры.
Объятия сухого воздуха мыслей везде — обездвиживают, утягивая сознание в ядовитую купель мыслей о безысходном; жгут кожу, мешая нормально дышать, наворачивают слёзы на глаза, сея панику вслед за смутной дымкой страха.
В этом нет ничего разумного — сидеть и упиваться жалостью к себе, в очередной раз окидывая взглядом ветшающие фасады. Время уходит, и нет сил уцепиться за эту мысль, заставить себя пойти и плавно начать такой нужный ремонт.
Кортизоловый зной сменится дождём из уголков глаз, жгущих лицо и шею. Дыхание станет всё труднее, плавная картина мира поплывёт, куда-то за ворохом облаков, чувствуя дрожь где-то внизу.
Это трясётся земля. или в очередной раз хлипко уложенный асфальт сходит с места? Очередной вопрос вызовет новый цикл гнева, что плавно перетечёт в страх и бессилие.
Знать о своей силе изменить всё и не делать ничего — такая глупая ирония. Ложное всемогущество, навеянное образом воздыхателей, что увидели лишь праздничные арки, яркие и архаичные церкви да торговые центры.
Но нет ничего постоянного, и тучи разойдутся, даря ложное успокоение и покой. Успокоится пульс, чувствуя приближение ночи, в которой нет места ни страхам, ни лишним эмоциям.
Воспалённые нервы остынут за асфальтом, глаза окунутся в блаженную темень небесного покрывала, пропускающего лишь едва заметные отблески звёзд.
Небо пустует, скучая по Луне. Точно так же, как мысли скучают по хрупкому равновесию, которое позволяло жить, не опасаясь завтрашнего дня. В ночи нет ничего волнующего. Даже блаженного забытья нет.
Слишком мало времени остаётся на то, чтобы выдохнуть, не слыша ничего лишнего. Почувствовать эту весну, прогуливаясь по набережной, раскуривая одну дымную трубу за другой.
Жизнь — странная спираль, что с каждым витком оставляет всё меньше свободы и яркости. Или просто привычка уже. держать высокий темп, успевать всё и везде, забывая о том, что есть кое-что важнее?
Город сер в разнообразии красок. Или это краски в глазках уже потускнели? А может, вся его краска — просто напускное, видимое лишь со стороны? Дождевые червячки мыслей монотонно ползут, оставляя в почве ощутимые дыры сомнений.
И нет никакой грани между человеком и городом. Ведь мир.. он внутри нас.

View more

Когда тебя видят гусары замолкают ли они как по команде

Вам приходилось поддерживать веру во что-либо в другом человеке? Поделитесь.

id83341739’s Profile PhotoНе телепат
Снилась.
Волной каштановых волос, отдающих запахом лаванды, блеском шоколадных глаз, отливающих золотом от солнечного света.
Яркой улыбкой, затмевающей солнце, знакомым движением бровей, поднятыми вместе со вздохом.
Жаром сильных, но нежных рук; гласом горных глубин с оттенками хризолита; теплом интонаций, оставшийся нестираемым отпечатком на сердце.
Июньский закат, просторный гамак, разговоры о чём-то важном.. Всё это казалось таким естественным и нерушимым. Настолько, что воздух дрожал от ощущения заботы и сопричастности.
В груди разливалось тепло от невероятно сильного чувства, словно был сделан следующий шаг к чему-то действительно важному. Ты улыбалась — и мир вокруг тебя переставал существовать, разве что глупое сердце счастливо танцевало внутри грудной клетки.
Пальцы привычно перебирали неподатливые локоны, массировали затылок, словно пытаясь запомнить их текстуру.
Ты говоришь — и слова растворяются в воздухе волнами уюта, теряя смысл в ушных раковинах. Но так ли он нужен, когда ты рядом? Губы сами по себе расплываются в не то блаженной, не то расслабленной улыбке — а разве может быть иначе?
Солнечный закат сменяется окситоциновым рассветом, и в голове бьётся осознание, что он никогда не закончится. Разве может закончится воздух? Что-то немыслимое.
Окружение меняется — дыхание мира становится всё более уставшим и холодным, буйство зелени затихает, уступая жёлтым и багряным цветам.
Гамак превращается в какую-то забытую тропу, куда ведёт костёр волос и звонкий хохот, от которого под ложечкой приятно посасывает и сбивается дыхание.
Ты идёшь, увлекая за собой в хитросплетения засыпающего перелеска, и сопротивляться нет смысла.
Не выходит ни приблизиться, ни прикоснуться — словно игра в салки, где в очередной раз не посчастливилось быть водой — лишь искры довольного смеха оседают вместе с опадающими листьями.
Но каждой прогулке приходит конец — и вот близится твой дом, где приветливо горят окна и выглядывает хитрая кошачья мордочка. Серп луны тускло падает на смежающиеся веки, превращая лицо в звёздное небо.
Хочется остановить время, покрепче прижаться и раствориться, мурлыча на ушко что-то невнятное — но выходит лишь неловко улыбнуться, напоследок сплетая ладони.
В груди горит пламя — эфемерно ровное, зажигающее каждую клеточку..такое безопасное и нежное. И чем ещё говорить, если не языками огня, коль не знаешь других языков?
Последнее мгновение — ты разворачиваешься у двери подъезда, бросая взгляд в точку, где расплелись ладони, и мечтательно улыбаешься, смотря в никуда.
Антураж кажется таким неустойчивым — секунду назад стояло бабье лето, а сейчас сугробы и весёлая песнь метели. Ты прыгаешь в объятия снега, задорно хохоча, и рисуешь собой снежного ангела.
Или ты сама — Ангел, а это просто крылья проявляются?
Удержать мечтательный взгляд не вышло — стоило зазеваться, а в лицо уже летит снежок. Объявление шуточной войны оборачивается одной простудой под общим одеялом.
Жаль, что это лишь сон.

View more

Вам приходилось поддерживать веру во чтолибо в другом человеке Поделитесь

В чём вы абсолютно автономны?)

cosmicat’s Profile Photomitternacht
Небо поёт. Поёт о своём, о возвышенно-отрешённом, о горести или скуке, радости или мухе, но всё же щедро рассыпая свои замёрзшие слёзы повсюду.
Ветер вторит. Он как ребёнок, впервые попробовавший парное молоко, заворожённо подхватывает небесные ноты, облачённые в блестящую парадную форму. Играет с ними, составляя странные узоры на окнах и кирпичности стен, иногда подбрасывая особо податливых в лица мелькающих снаружи людей.. Впрочем, ветру всё нипочём, он на своей волне..
Земля улыбается, видя проблески ранней седины на себе. Она утомилась от бесконечно длинных дней, в которых неистово печёт кожу, ей просто хотелось побыть в темноте. Она не заметила, как пролетел ещё один оборот колеса, и звонкая песнь начала отражаться на ней тёплой шалью искристой материи. Лишь смотрит вверх, в блестящее искажённым светом зеркало небосвода, и устало удивляется причудливой картинке.
Может, она думает о том, что скоро всё вернётся на исходную? Кто знает. А может, просто наслаждается моментом..
Время идёт. Как и всегда, равнодушно оглядывая окружающее, степенной и чёткой походкой генерала, ботинки которого тронула пыль сотен троп. Спокойно подмечает, где и что нужно подправить, словно поймавший состояние потока хозяин, только купивший новую лачугу. Ему нет дела до песен. Он слушает, но не слышит.
Наверное, к лучшему.
Мир недвижим, он погружается в сон, забывая обо всём, сворачивается в клубок, как уставший котёнок и отдаёт власть над собой лишь случаю и равновесию, точно зная, что с пробуждением ничего не изменится. Небо баюкает его, а мерцание пронзительно-белого тумана из водной пыли лишь кажутся признаком долгого и наполненного событиями дня..
Эта неподвижная дополняется разрывается лишь суетой двуногих, которые движутся куда-то по своим делам сквозь холод и мрак.. Они бредут — кто слепо, кто с затуманенным взглядом, кто ещё не проснувшись толком — но бредут, словно их подстёгивает звон высших сфер.
Они, наверное, последняя нота этой странной гармонии.
Где-то в глубине обертонов шли две дамы: одна помоложе, русые волосы да глаза цвета ворона, тонкие как нить губы, едва жмущиеся от потрескивающего мороза; вторая постарше, с явным отпечатком вечности на висках, тяжёлый и немного потерянный взгляд, направленный в никуда, да расплывшиеся черты лица — это всё, что ловит беглый взгляд при виде на них.
Они идут по скользкой тропе, плотно сцепившись в локтях, осторожно перебирая ноги. Хриплый молодой голос, слегка тронутый морозцем, вторит глубокому контральто, что монотонно вещает о каких-то земных вещах.
Столь же разные, сколь и похожие, они похожи на олицетворение того, каково быть частью вечного цикла. Неразрывное единство в полном событий бытие.
Полёт мысли высок, но он не стремится. Вес печалей велик, но и они не бездонны. Этот мир слишком относителен, чтобы быть хотя бы чуточку совершенным.
Но кому оно нужно, это совершенство?..
Я лежу, и раскинув руки,
Смотрю, как меняется Небо..
А небо хочет упасть..
Небо хочет быть.. Мной..

View more

В чём вы абсолютно автономны

Вам легко отпускать людей?

И всё иллюзорно хрупкое разобьётся о твёрдую почву реальности.
И всё сотворяемое во благо обернётся лишь большим злом. Кому ещё об этом рассказать, как не самоё себе?
Куда не беги и о чьё пламя не согревайся, ожоги от плавящегося в ладонях стекла останутся навсегда.
И звон голоса, пахнущий ромашкой, каждым дуновением согретого воздуха напомнит о том, что всё, что будет сделано в решающий момент — это унизить и растоптать, позволить чувствовать себя ничтожеством и утопить в длительной агонии.
Уснуть, не сказав ни слова, оставив в воздухе сплошные вопросы и мучительно капающее в огонь стекло.
Творить свою судьбу непросто, творить свою судьбу опасно, ведь напороться просто можно в глубинах мозга на болячку..
Можно остаться в паутине из несоответствия ожиданий и плачевной реальности, можно отпустить её и идти дальше, в туман и мрак, и заблудившись, искать вдали знакомые отблески чужого пламени..
Которое будет так до боли напоминать то, что было когда-то чем-то ближе, чем чужое, но только от этого ничего не изменится.
Греться у чужих костров неприятно, они или обожгут сильнее, или не согреют вовсе.
И это заставит идти дальше, привыкать к темноте и холоду, утепляться и искать хоть какие-то альтернативы.
Есть ли в этом прок? Нет.
Почему бы не разжечь свой костёр? Ни спичек, ни знаний о том, как это делается, а печальный опыт и обожжённые от стекла пальцы уже не помощники.
И как бы ни были плотны перчатки, касаться чего-то уже невыносимо больно.
Это уже не крик о помощи или сгусток зашифрованной боли, это метафоричная констатация факта — быть лишним не хочется, а быть не лишним..ещё не время. Или уже не время. Шрамы останутся навсегда, а эхо голосов, висящее в воздухе и отдающее болью в лёгких, будут звучать ещё долго.
Сил нет. Желаний что-то менять, как таковых, тоже.
Сапоги тянут на дно, но они слишком надёжны и проверены временем, что снимать их ради собственного спасения кажется глупым. Наверное, они просто имеют большую ценность.
Слишком тяжело дышать. Тьма зовёт.

View more

Вам легко отпускать людей

Здравствуйте. Хочу поговорить с Вами о книгах. Каких персонажей Вам не хватает в художественной литературе? Каких героев Вы хотели бы видеть, но о них не пишут или пишут слишком мало?

fenasepam0032’s Profile PhotoФеназепам
Зaл для молитв был пуст. Сёстры уже дaвно уже дaвно ушли по кельям, остaвив молебен с священной чистоте. Свечи не горели - их слишком мaло, чтобы трaтить дрaгоценный ресурс нa одну послушницу. Темнотa нaрушaлaсь лишь полоской светa из крошечного окнa.
Впрочем, мне нет до этого никaкого делa - истиннaя молитвa не требует ни светa, ни зрения, ни уединения кaк тaкового. Лишь сосредоточенность и истовое желaние дотянуться до Его милости.
Вдaлеке бушевaло море. Жестокое, ледяное и немилосердное - оно подчёркивaло нaшу незaвидную судьбу, девчушек из бедняцких семей. Житие в уединении, полное молитв, постов и грустных потребностей бренной оболочки - ловитвы, уборки, рaботы в полях неподaлёку.
- Oremus. - Словa, которые прочно въелись в душу ещё с детствa, кaждый рaз вызывaют приятную негу, от которой сложно устоять нa ногaх.
Этого и не нужно - я уже дaвно упaлa нa колени, прижимaясь обветренными губaми то к рaскрытой Библии, то к постaменту. Знaю, это непрaвильно, но покaзaть свою любовь к нему мне хочется тaк. Покa я однa и никто не видит.
- Gratiam tuam, quaesumus.. - собственный голос кaжется столь неузнaвaемым, непривычно глубокий и нaпряжённый, кaк зверь, что выпущен нa волю - Domine, mentibus nostris infunde:..
Эхо гуляет по кaменным стенaм, впитaвшим в себя не одно столетие. В этом месте чувствуется силa - к которой хочется припaсть и aлкaть, aлкaть по зaхлебнёшься.
Привычный грешный позыв, который приходится преодолевaть силой воли. Но где я, мaленькaя невестa Его, a где силa этого кaменного aнгелa? Прочь, прочь греховные мысли..
- Ut qui, Angelo nuntiante, Christi Filii tui incarnationem cognovimus.. - я молюсь громче, не зaботясь о покое сестёр, ведь они нaвернякa уже спят, a нaвaжение всё не проходит.
Сёстры. Моя единственнaя семья в этом жестоком, грубом мире смерти, в котором кaждaя из нaс окaзaлaсь брошенa Им, кaк дикий шиповник в неплодородную почву - рaстите, мол, кaк хотите, a сaмых прекрaсных я зaберу к Себе..
Я совсем не помню, откудa я и кто привёл меня нa этот свет.. Но в последнее время в груди скребутся кошки, зaстaвляя обрaщaться к небу и искaть их - тех, кого я вижу во снaх.
Искaть, не нaходя. Терять сон и aппетит, рaз зa рaзом повторяя молитвы. Рaботaть, мыслями возврaщaясь обрaтно, в то небытие, где тёплые грубовaтые руки трепaли мaкушку..
- Рer passionem eius et crucem.. - хриплые нотки, припрaвленные болью в незaжившей спине, дaют о себе знaть, но меня уже не остaновить.
Господи, обрaщaюсь к тебе рaз зa рaзом - неужели лишь через стрaдaние и смерть мы можем увидеть тебя или сомнения зря снедaют меня, и зa чертой жизни - лишь пустотa?
-ad resurrectionis gloriam perducamur.. - хочется узреть хоть тень, хоть знaк..
Стены молчaт, упорно вдaвливaя меня к полу. Ветер зaтих, словно мои словa были услышaны. Лишь море бурлит, ему, кaк и всем остaльным, нет делa до моих стенaний.
Окно рaспaхнулось, впускaя колючий ветер с зaпaхом грозы. Удaрилa молния, озaряя небосвод.
A я.. молюсь.

View more

Здравствуйте Хочу поговорить с Вами о книгах Каких персонажей Вам не хватает в

Если бы вы могли оставить только одно воспоминание из всей жизни, то какое? П.С. Долго не думать, первое, что пришло в голову. ✌️

icandoitbetter’s Profile Photo13-й месяц, которого нет
Ночь вступает в свои права. Обнажённое плечо Луны украшено сотней китайских фонариков, дописывающих праздничный образ. Иссиня-чёрная шаль неба напоминает бальное платье, увенчанное блёстками звёзд.
В воздухе витает запах хмеля, сонмом нитей оплетающих всех находящихся рядом. Он не одинок - запахи духов, свежего асфальта и цветущей весны. Дикая и первобытная смесь, свобода в чистом её виде.
Пальцы привычно перебирают ручку - массивный пластик с металлической окаёмкой, приятно холодящей кожу, с каждым поворотом то ускоряясь от напряжения, то успокаиваясь. Подходящий ритм всё не находился, но не остановиться. Или показать дрожь, бьющую барабанной дробью - что в сердце, что в руках.
Мыслей не осталось. Всё уже давно решено, и если не сейчас - то уже никогда. Или пан, или пропал. Остался один маленький шаг, на который не давно не хватает храбрости.
Осталось лишь поймать взгляд, утонуть в котором проще, чем поймать убежавшее в пятки сердце. Такт. Ещё. Ещё. Не смотреть в них, отвлечься на что угодно, лишь бы остаться наяву..
Хотя уже поздно - счастливые и расслабленные глаза уже смотрят сюда, и давно придуманный жест, зовущий поговорить наедине, тело выполняет неосознанно. Осталось лишь развернуться - и пуститься вверх, по лестницам, в бездну природных запахов и спасительный сумрак.
Мгновения длятся вечность. Сердце назло разуму решило отбить степ, лишая всякой возможности успокоиться, и внешняя невозмутимость падает. Так, нужно отвлечься. Крыша - пристанище для всех. Скрипучая лавочка, собранная из подручных средств.
Ночь - это свобода. И в ночи уже ничего не скроешь. Да и.. нужно ли скрывать?
Поток света, бьющий из коридора на крышу. Скрип ржавых петель. Запах духов, приятно щекочащий нос. Его можно узнать из сотен тысяч - лаванда и ваниль, мягкие и пронзительные одновременно.
Тёмно-синее платье до колен, оттеняемое волосами воронова крыла и карамелью глаз. Нежная улыбка белоснежных зубов, едва приоткрытых бархатными губами.
И бархат голоса, пахнущий чем-то невероятно приятным. Его хочется слушать, зарываясь пальцами в волосы.
- Фух, устала уже танцевать. Спасибо, что вытащил.. Как тебе выпускной? - и цветущая улыбка, вызывающая полуживой отклик.
- Всегда к твоим услугам, Aнь, ты же знаешь. Честно говоря, жутко скучно. Я уже и не понимаю, зачем вообще остался. Никогда не чувствовал себя частью всего этого. - ладонь делает круг, словно собирая ночную темноту.
Изобразить улыбку несложно, особенно когда видишь живой и яркий пример. Вдох. Выдох.
- Ты хотел о чём-то поговорить? - она прячет тревожные нотки.. для многих, хотя и прятаться-то не от кого.
- Я подумал о том, что мы, скорее всего, видимся в последний раз. У тебя консерватория, переезд, а я остаюсь здесь ещё на несколько лет. И мне бы хотелось сохранить последнее воспоминание о школьных днях ярким. A ещё.. подожди, не перебивай. - слегка коснуться нежной кожи предплечья - Я давно хотел сказать тебе о том, что.. люблю тебя...
~
Прости, Aнь. Я скучаю.

View more

Если бы вы могли оставить только одно воспоминание из всей жизни то какое ПС

Здравствуйте. "Представьте себе, какая была бы тишина, если бы люди говорили только то, что знают". Представили? Поделитесь.

icandoitbetter’s Profile Photo13-й месяц, которого нет
Глубокая ночь. Юная луна сиротливо пробивается через зашторенное оконце, как бы прося приюта на время дня. Нежный шёпот ночного ветра, толкающего перед собой морозец. Дверь, едва слышно открытая, всё так же недовольно скрипит при движении, как старая карга.
Этот день был слишком длинным. Вереница дел, которая выбила из-под ног, одно интересное событие за другим, постепенно ухудшающееся состояние. Неизвестно, на каких морально-волевых удалось добраться до обиталища.
Состояние просто бросить все вещи, взять из ниоткуда пачку сигарет и курить-курить-курить, пока организм не начнёт выхаркивать всё лишнее. А лучше притупить эту невыносимую боль, которую сложно сбить даже сильными седативными.
Взгляд сонных глаз, уставившийся ко входу, откуда так не хочется уходить, ведь так прохладно и удобно, ещё и стульчик стоит. Стоит чуть присмотреться, и можно заметить набухшие капилляры, след от подушки на лице и искусанную в кровь нижнюю губу. Взгляд — невыносимо глубокий, сплетённый из нескольких ярких эмоций — впивается в лицо, словно пытаясь оставить шрамы… или убедиться, что ничего за этот день не изменилось. Сложно думать, хочется сжать виски и угомонить пульсацию в голове.
Голос, разлившийся как песнь соловья, впивается в мозг мириадом маленьких гарпунов, что разрывают остатки сознания на части. Услышать его особо не выходит, да и.. не стараюсь вникнуть в слова. Жаль, что эмоции голоса получается уловить слишком чётко.
Сейчас не до этого, нужно спасение, а не эти обвинительно-жалостливые ноты!
В глазах темнеет. Успеть дойти и откинуться на спинку кресла, пока не выключило совсем — а там хоть трава не расти, станет легче и всё можно будет решить…
* * *
Несправедливо яркое солнце. Впрочем, в этом мире всё равно нет справедливости. Еле как удаётся прикрыть глаза от вредного светила, и повернуть голову в сторону кухонного стола, благоухающего чем-то овсяным.
Хотя, наверное, не стоило, потому что встречный взгляд заставляет вздрогнуть, залить щёки пунцом и слегка сжать покрывало, которым укрыты ноги.
— Прежде чем я услышу, какого демона ты вернулся домой так поздно, в полумёртвом состоянии и ничего мне не сказал за целый день, знай - я бесконечно злюсь на тебя, поскольку твоя безалаберность и нежелание доверять кому-либо стоили мне вчера седых волос! — весь вид выдаёт в ней отважную мать, готовую защитать дитя от чего угодно, даже от себя самого. Или… нет-нет-нет, почему я это вижу…
— Я был серьёзно занят, действительно занят, а не как обычно сидел и дочитывал очередной вульгарный романчик, что уже давно являются единственным мотиватором к жизни. Знаешь, до сегодняшнего утра я искренне считал, что эти стены и твоя кампания благотворно влияют на моё нестабильное состояние. Но видя твой гнев и ревность, я начинаю чувствовать себя лишним, ещё более использованным, чем это было в школе. Не хочу тебя видеть. —
Куртка. Выход. Взгляд в одну точку. Магазин. Сигареты. Балкон. Вопрос в том, ошибка ли?

View more

Здравствуйте Представьте себе какая была бы тишина если бы люди говорили только

Часто ли вы видите в облаках какие-нибудь силуэты?

Sasha70789’s Profile PhotoSasha Vahtin
Я лежу, и раскинув руки, смотрю, как и меняется небо..
А небо хочет упасть, оно потеряло покой,
Небо видит меня на земле.. Небо хочет быть мной..
Хлопья падали, влекомые зовом земли. Хлопья кружились в нежном танце под песни метели.
Хлопья радовались, потому желание — сбежать от строгости леденящих небесных чертогов куда-то в неизвестность — наконец-то сбылось.
Облачный сарафан в такие моменты кажется наспех сшитым каким-то неумёхой. Густая ткань, из которой лезет ворох нитей, что держится на добром слове. Чуть дёрни — и весь крой разойдётся, обнажив красоту небесной лазури.
О чём думает облако, которому приходится сбрасывать с себя излишки? Что оно чувствует — ледяную тоску по тому, от чего приходится избавляться; лёгкое, невесомое удовольствие от достигнутого результата; а может, оно как дитя, нехотя отпускающее своих родителей куда-то в небытие?
Куда оно плывёт? Что ищет?..
Бег облаков неумолим, они рвутся в неизвестность так же, как тело рвётся к теплу в зимнюю стужу.. И столь же неумолимо они расстаются со всем, что некогда составляло их часть. Ради того, чтобы почувствовать — что там дальше, за линией горизонта..за теми холмами вдалеке..за поймой реки..за океанами и островами..
Они свободны в своём движении, ведь их курс никогда не узнаешь наверняка. Они..столь же разные, сколь похожие друг на друга, словно слепленные в прерывистом порыве фантазии безумного творца.
И что чувствует облако, когда смотрит наверх? Чувствует ли зов неизведанного, предаётся ли мечтам о покорении Пустоты за гранью видимости?
Вопросов слишком много, и так мало на них ответов.
Кап. Кап. Кап. Жидкие камни падают, пронзая всё, до чего они могут дотянуться. Без страхов и сожалений, лишь ледяное спокойствие отпечатывается на их поверхности.
Временами хочется просто остановиться и смотреть. Смотреть, как в пляске ветров придаётся очередная гримаса или фигура. Может, эти облака говорят со всеми, кто способен их узреть? Или хотят оставить свой след чернилами собственной, белоснежной крови в вечности? Или просто играются между собой, у кого получится лучше отразить увиденное снизу?
Но такие облака в зимнюю пору, когда сарафан изредка прореживается солнечной улыбкой — огромная редкость. Словно зимой все дети засыпают, оставив своё дело хмурым, грузным и во многом единым с остальными взрослым.
Они покрывают всё, жадно требуя внимания, столь отчуждённые от самих себя в этом единении.. Пытаются сдавить, задушить своим вниманием, убаюкать до прихода весны… Грустят ли они о приходе зимы? Сожалеют ли о потере того, что делало их незабываемыми, или же в этом и была их цель - стать частью чего-то..?
Эти облака так похожи на людей в своей сути.. И это рождает лишь вопросы, на которые плывучие дети Неба и Воды никогда и не ответят.
Мы лежим на траве у прозрачной воды
Высоко в синеве проплывают киты,
Задавая космический невод;
Позабудь хоть на миг кто есть я, кто есть ты,
Пусть два лёгких облака станут одним,
Где-то на краешке неба..

View more

Часто ли вы видите в облаках какиенибудь силуэты

Как встретили Новый Год?

burundyk17930’s Profile Photoburundyk
За окном игриво светятся разноцветные лампы. На проезжающей машине, на фасадах зданий, на опорах линий электропередач, на щедро раскинутом снежном покрывале.
С наступлением темноты город наливается немёртвым светом, создавая какой-то особый магнетизм. Кого-то он зовёт к себе, заставляя погрузиться в череду переливов и отблесков ради света улыбок.
Кто-то устало проводит взглядом по замёрзшему окну и раздражённо щурится от яркости.
Кому-то же просто нет дела до этого света. Он просто есть. Как напоминание о том, что внутреннее безвременье — ложь, и всё постепенно меняется. Смазанный мазок света в ночном антураже.
Не выходи из комнаты, пускай только комната догадывается, как там холодно. Пускай догадки о хрусткости снега останутся лишь догадками, а звон лезвий о накатанный лёд останется лишь тёплым воспоминанием. Ничто уже не опорочит это, не стоит позволять этому случиться.
Память погребает всё, и заставляет забыть о прошедшем, оставляя в голове только теплоту или горечь. Укрывает в сугробах, промораживает насквозь и раскалывает мириадами осколков, оставляя лишь послевкусие.
Время вдохнуть поглубже. Прикрыть глаза, запечатлев умиротворящую картину, утонуть в ней, перебрав добрый десяток событий разной степени приятности. Ощутить уют и свободу замкнутых стен, перемешанных с запахом хвои и мандаринов.
Или всё же рискнуть и выйти на мороз, немилосердно кусающий за щёки, поджечь фитиль и ощутить во рту металлический привкус, отбегая для лучшего ракурса. Размахивать железной палочкой, превращая воздух в колыбель искр.
Пройтись до площади, пожирая взглядом неон вывесок и витающую в воздухе атмосферу разгулья и празднества. Увидеть огромную ледяную горку и подобрав лежащую замерзшую картонку, бежать в очередь скатываться, собравшись в один большой паравозик. Сесть в паравозик в конце, и на самом спуске подтолкнуть остальных вперёд, оттолкнувшись от них ногами. Заглушать ревущий ветер единым криком, полным беззаботного веселья, отдаться потоку, улетая в ближайший сугроб, и глупо смеяться, пытаясь вытащить снег из-за капюшона.
Пойти дальше, залипая на пробегающую тройку, что задорно звенит колокольчиками. Добежать до места их остановки, осторожно подойдя сбоку, приглаживая заснеженную шёрстку, посмотреть в большие и добрые глаза лошади и тормошить её гриву, заплетённую в косички.
Уйти дальше, к ледяным статуям и чашам, наблюдая за переливами раскрашенной бороды и такими живыми глазами неживых статуй. Дойти до катка, смущённо оглядев себя..
И получить снежком по голове от кого-то, развернуться, уже собрав снега с пола, и отправить снежок в ответ. Оказаться в большой перестрелке снежками, получив целую кучу отовсюду, неловко отползти в защищённую зону, попутно обстреливая всех, кого видно..
Добежать до ёлки, повешать недавно сделанную игрушку, и вдоволь налюбовавшись, убежать играть дальше…
В очередной раз пересматривать новогодние фильмы, встречать куранты…
Или забыть обо всём, и жить так, будто ничего не происходит.

View more

Как встретили Новый Год

Историю, расскажи истоию 🦙

rainbow_unicorn911’s Profile PhotoПроша
В дaльнем цaрстве, нa чужой плaнете, где семь Солнц встaют нa Зaпaде, нa зaкaте родился… мaльчик.
В нём не было ничего необычно - ветер всё тaк же зaдумчиво пел о своём, небо не озaрилa вспышкa рождённой звезды, a цветы всё пели о тепле светил.
Время текло, пески бежaли. Мaльчик рос, нaучился ползaть и говорить. Родители не могли нaрaдовaться подaрку судьбы и стaрaлись дaрить ему уют и зaботу всеми силaми.
Он был спокойней многих взрослых, невероятно внимaтелен и покорен, любил познaвaть новое и никогдa не докучaл другим, предпочитaя природу и молчaние.
Все были счaстливы… до тех пор, покa бедa не пришлa в их дом и жизнь всех не окaзaлaсь сломленa.
Грозa, нaслaннaя Богиней-пряхой, унеслa жизнь стaрших по возврaщению их домой.
Ребёнок остaлся один. Понaчaлу он ничего не понял. Ему не впервой было остaвaться одному. Смиренно ждaл возврaщения, игрaл сaм с собой.
К счaстью, это продлилось недолго, и добрые родственники взяли его к себе домой, кормили и помогaли, обещaя, что "вот-вот они вернутся, ещё пaрa дней и ты вернёшься домой".
Мaльчик рос, учился читaть и писaть. Это стaло его отрaдой и спaсением - от тех, с кем ему было стрaшно и непонятно. Он чaсaми проводил зa узорaми букв… и обрaзов, рождёнными скaзкaми и легендaми, о дaлёких местaх с одним солнцем.
Прошло несколько лет - и никто не вернулся. Родственники ушли в Вечность, зaвещaя ему остaвaться стойким и нaйти свой путь в жизни.
Он рос. Дружил, спорил и погружался в иллюзорные миры. Его чувства был совершеннейшей загадкой для него самого - разум отказывался понимать большее из того, что он творил.
Обижался на то, что не обидело бы никого больше. Злился на пустом месте.
Временами неосознанно подражал поведению, которое делало ему больно - и отражал эту боль в тысячи раз сильнее, словно мстя за причинённый ущерб.
И ещё сильнее он вредил тем, кого называл "любимыми". Обжигался о собственные прутья запретов, ненавидел - но всё равно делал больно.
После такого ему было ужасно стыдно, и он наказывал себя, запрещая себе всё то, что было желанно.
Но чем старше он становился, тем сильнее реальность давила и стращала. Было слишком неприятно находиться там, где окружало изуродованное радушие и наигранные чувства. И ещё сильнее было страшно причинять другим вред. Это противоречило Природе.
Он закрылся, и чувства других стали ему опорой. Чувствовать гнев и ненависть стало внутренним запретом. Люди играли по своим непонятным правилам? Хорошо, нужно им подыграть. Ждут улыбок и тёплого отношения? Что может быть проще.
Но простые правила не стали панацеей - и люди не потянулись. Скорее, стали мягко остраняться.
Лёд непонимания сковывал. Книги не давали ответа, и ему пришлось взять свои скромные пожитки и отправиться в путь.
Шли годы, и многие земли были пройдены. A затем - он устал. Нашёл скромный домик у берега реки, говорил с Лесом и научился видеть множество душ и судеб, живущих в его пределах, предпочитая одиночество и созерцание. И - постепенно угас.

View more

Историю расскажи истоию

Знаете.

id278960232’s Profile PhotoАнастейша
Знаю, Опал.
Знаю, что такое день за днём возвращаться в дом, где тебя не ждут.
Знаю, каково это - лишиться самого важного для себя.
Знаю, как страшно и больно на Той стороне, когда в мире не остаётся ничего, что может удержать.
Это так тяжело, на самом деле - высказывать действительно накипевшее, а не череду всколыхнувшихся воспоминаний. Не думаю, что найду в себе силы на подобное.. сейчас, по крайней мере.
~~~
Aнь, мне плохо. Просто невыносимо. Куда бы я не бежал, что бы не происходило - я как глупое животное бьюсь об одни и те же грабли.
После того, как.. ты ушла.. всё стало таким тусклым и пустым.
Помнишь, мы сидели на берегу реки и обсуждали, как было бы интересно посетить Камчатку, Чёрное и Японские моря, подняться к вершинам Тибета и почувствовать ледяное дыхание Неба на себе?
Так вот.. не нужно.
Не хочется.
Бессмысленно всё это.
Кому и что доказать, чего добиться? Глупо, так абсурдно и по-детски.
Наравне с тем, что было на той крыше..
Не было же шансов, изначально не было, сам это прекрасно видел, сам обо всём прекрасно знал. Но глупые эмоции требовали глупого выхода..
Хотя о чём это я - каков хозяин, таков и слуга.
Больно-больно-больно.
Не могу сказать ни слова тем, кто для меня сейчас стал маяком и обителью.
Знаешь, как это больно, Aня?! Так сложно сдержать слёзы.. Сознание укрывает спасительная тьма безрассудства, и на мгновение боль отступает.. но спасения нет и не будет. Так знаешь, каково мне сейчас?
Ничего ты не знаешь. Больно, одиноко и так много слепой ненависти к себе, перемешанной с хладнокровным анализом..
Ошибки допускаются. Ошибки повторяются. Выводы не приводят к решению проблемы.
Мне уже слишком больно, чтобы просить о помощи..
Именно поэтому я кричу в подушку, безразлично скольжу взглядом по полупустой комнате, отвлекаясь лишь на перекуры и проверку физического состояния.
Что так рвёт меня изнутри? Откуда оно появилось и почему возвращается, с каждым разом обессиливая всё сильнее и сильнее?
Тело такое несоразмерное.. слабое.. отвратительное..
И в этом весь я.
Казалось, эта часть себя уже давным-давно принята и отношение к ней скатилось в сферу контроля ради существования. Реальность любит разочаровывать.
Я тебя понял.. ненавижу себя. Что дальше?
Aнь, я так и продолжаю себя ненавидеть. Так и продолжаю горевать о тебе, моей маленькой Богине. Ничему не научился, весь накопленный опыт можно сворачивать в комочек и кидать в костёр, толку-то от него..
Пусто, больно, и этот чёртов лёд сковывает всё сильнее.
Мне уже не хочется добиваться, не хочется что-то делать, не хочется бороться.
Плевал я на этот мир. Не моё это место.
Выйди из себя и не зайди обратно, идиот.
Всё равно в тебе нет тебя..
Зачем ты взываешь к образам мёртвых? Чего добиваешься? Думаешь, полегчает?
Или просто внимания ждёшь? Жалкая тварь. Ты даже ненависти не заслуживаешь.
Ни счастья, ни спокойствия, ни ненависти, ни безразличия, ничегошеньки.
Даже быть не заслуживаешь.

View more

Знаете

мы стоим у тебя за спиной.

satanicpartnersinc’s Profile Photowyoming incident
Оковы самоцензуры постепенно снимаются, и дышать становится чуточку легче. Не настолько, чтобы успокоить внутреннего демона и выпустить его хотя бы на мгновение, но и ледяные цепи сковывают уже не так сильно.
Они стоят за спиной, и тёплые руки обжигают заиндевевшую кожу плеч. Не привычно сжигают сознание, но согревая. Как кружка чая после зимней прогулки.
Они стоят за спиной, не понимая, как плавятся внутренние цепи, давая силы вдохнуть глубже.
Обернуться ли? Нужно ли увидеть их лица, услышать голоса, улыбнуться на знакомые движения бровей и раскрыть незримые крылья, что таились слишком долгое время?
Страшно. Страшно обернуться, и почувствовать, как тепло ладоней исчезает.. и всё, что казалось таким материальным, окажется очередным всплеском больного сознания..
Они стоят за спиной - или там нет никого?
Липкие волны страха вызывают ещё больший холод, и тепло невидимых пальцев становится всё слабее и нематериальнее.
A что, если они совсем не те, что кажутся? Закрыть глаза, шептать о том, что это неправда, это всё просто глюк сознания, своеобразная системная ошибка.. Нужно закрыть руками ладони, скрыться в незримые перья, свернуться в клубочек и создать вакуум, в котором нет никого и ничего..
Опять побег. Хотя куда бежать, они же всегда за спиной.. они висят, как тень..
Они не давят, не делают хуже или лучше, они просто есть. Как то, что есть рассвет и закат. Даже если это присутствие не чувствуется, оно есть.
Отрицай, не отрицай - не уйдут, а взор так и будет смотреть в спину, ожидая какого-то важного действия.
Голоса шепчут, пытаются что-то донести.. но понятны ли они? И хочется ли их услышать? Отголоски тех, кого уже нет - или ещё нет, но они уже в позиции.
Спасения нет.
A.. нужно ли это спасение? От чего спасаться - от заложенных в подсознание сценариев?
***
Мы стоим за спиной.. у тех, кому важен наш отклик. Неважно, внушаем ли мы страх или поддержку, трепет или злобу.
Не выходи из комнаты разума, не совершай ошибку.
И не пытайся обернуться, ведь мы - суперпозиция сознания. Махнёшь взглядом - и дашь нам раствориться в красках окружающего, подобно первому снегу, опадающему на асфальт.
За дверью бессмысленно всё, особенно - возгас счастья. Да и вообще всё бессмысленно. Ты в одиночестве, даже если твою постель согревает тот, в ком есть потребность и желание. Мы за спиной, но ты можешь этого и не чувствовать.
Так кто мы? Незнакомцы из разных миров? Или может быть мы - случайные жертвы стихийных порывов? Составь по кусочкам наш эмоциональный портрет, собери мозаику из мыслей и желаний по отношению к себе..
И отпусти. Отпусти нас. Мы - всего лишь плод твоего сознания. Иллюзия, которую тебе навеяло с детства.
Зачем ты на нас опираешься? К чему идёшь, когда ждёшь этой незримой поддержки или осуждения? Отпустишь ли нас, чтобы стать сильнее?
Слишком много вопросов, которые требуют ответа. И так мало времени, которое не хочется тратить на тебя.
***
Остановиться бы, и не слышать эти голоса.

View more

мы стоим у тебя за спиной

Сколько у вас "масок"?

Знаешь, это будет не самая обычная запись из тех, что останется здесь.
Сколько разум ещё будет поражаться удивительной силе ракурса и отблесков мыслей, что родятся от секундной слепоты? Неведомо. Да и пусть лучше так, меньше шансов угаснуть в Пустоте чересчур быстро.
Сколько ещё будет масок, иллюзий и отражений в поиске тех лакун, из которых льётся неправедный гнев и смертельный яд отрешённой тоски?
Куда вьётся эта верёвочка, и чего она хочет свить-то?
Весь Путь кажется таким глупым, если кинуть взгляд назад. Но забери эту душу Небо, жалости к прошлому нет..
Есть, конечно же. Было бы глупо считать, что всё пройденное было правильным и единственно верным. И что все последствия собственной и чужой глупости никак не влияют на настоящее..
Но как сказала Матерь-Шаманка:
Мы стерпелись и теперь дико по ночам
Думать о том, что же будет, когда они замолчат
Кaк долго ещё терпеть побег от собственного "я"?
Или стрaх признaться себе в том, что это "я" утонуло в другом человеке, безвозврaтно и окончaтельно, тaк сильно гложет душу?
Ну тaк и Небо с ним, Совa! Ну нет его и нет, чего ж ты бубнишь опять!
Ты-то ещё здесь, твори своё "я" зaново.. впитaй опыт и шей из светa и тьмы. Не привыкaть уже, прaвильно?
Только не мaску, не иллюзию и не очередной отблеск сaмоё себя, что вaлится при первом ветерке, кaк нaспех построенный в период боевой готовности шaлaшик..
Только больно это. Не хочется через боль, с усилиями и движениями к кaким-то берегaм..
Этa водa стaлa слишком уютной, и губы уже молят, чтобы не выбросило нa берег.
Нaдо, но не хочется.
Не хочется, но нaдо.
В жизни слишком много этого "нaдо", и необходимо сделaть тaк, чтобы это "не" преврaтилось в "очень".
Инaче груз печaли и сумрaкa мирa утянет нa дно.
Где-то внутри рaзрывaют голосa.
Тень, Инкуб, Вестницa и Совёнок.
Кaк психотипы Юнгa, кaк звёздные отрaжения личности в aстрологии, кaк кривые отрaжения в зеркaле.
В зеркале мелькает метаморф
Я то красавец, то урод
В зависимости от углов и освещения
Порой сказать непросто:
Где уродство, где красота!
И каждый из голосов шепчет, умоляет, приказывает и призывает..
Сопротивляйся им или нет - не имеет значения, сценарии уже заложены и каждая из фигурок всё равно будет играть роль..
Глaвное, не дaвaть им рушить собственные устои и принципы, и изменять вложенные рaзумом сценaрии нa более рaзумные.
Услышь их и Ты.
Первый голос, вкрaдчивый и зaворaживaющий до глубины души:
"Нет смыслa в этой реaльности. Просто нет. Зaчем ты здесь? Почему я с тобой? Не знaю. Но дaвaй побудем здесь, покa ты не уйдёшь зa Грaнь. Выплесни меня вокруг. Ощути, кaк Тьмa проникaет нaружу..."
Чистый гнев и первороднaя ярость, что шепчет о влaсти и контроле нaд ближним...Хтонические звуки.
Звонкий голос, что кaжется весенней кaпелью среди мусорa серых дней:
"Стaнь ещё чище. Ещё светлее. Ещё ближе к Небу, откудa слышится Зов.
Отринь земное, ведь Земля и не былa твоим домом"
И то, что зaмолчaло нaвсегдa.

View more

Сколько у вас масок

Я полюблю утрo, толькo если буду просыпаться с тoбой.

Это же глупо, не отпускaть мёртвых, прaвдa?
Очень глупо. Иррaционaльно. Непрaвильно.
Хрaнить кaждый обрaз, связaнный с уже призрaком. Говорить с ним, просить о чём-то.
Но по-другому и не выходит. Словно кaждaя вещь - прямaя отсылкa к нему.
Говорит через них. Презирaет и поддерживaет.
Как 13 записей Ханны Бейкер, которая нашла в себе силы уйти за Грань.
И уже подходит мысль о том, что текущее страдание попросту бестолково. Хорошо бы избавляться от бестолковых вещей в шкафу? Пусть этот шкаф — собственное сознание.
Протянутая рука так нехотя тянется в самый край нижней полки (а куда ещё положить что-то ценное?), попутно хватаясь за другие, менее ценные и интересные вещи...
Или эти вещи сами прыгают в руку? Ни одна приборка не обходится без монотонного исследования холодных и острых граней.
Ни разу ещё руки не выходили наружу без порезов и синяков. Но никогда эти плохие вещи не выбрасывались, ведь… были тут, казалось бы, всегда.
Или эти вещи просто крапивой с ядовитым плющом окутывают нужное?
Вроде и берёшь нужное в руки.. А яд уже проходит по каждой клеточке, делая руку невероятно тяжёлой. И как сопротивляться? Отдёрнешь, никуда не деться.
Бросаешь. Вытаскиваешь синеющие пальцы, кляня себя за глупую неуклюжесть.
А образ никуда не уходит. И укорительный взгляд впивается в солнечное сплетение, разрывая душу. От невозможности коснуться или просто из зависти к живому — Небо знает.
И вроде прошло уже бездна времени, и что-то в жизни меняется в лучшую сторону, но всё равно.. Глаза тускнеют и тонут в воспоминаниях о тех временах, когда собственная целостность окрыляла и себя, и других.
А незримые цепи окутывают лёгкие как самый тугой корсет, вонзая тонкие льдистые иглы. Забудь о дыхании — теперь это потребность, а не норма. Или учись делать это заново, или страдай.
И эта фраза простирается всё дальше и дальше по вещам, забирая всё более ценное.
Самооценку, например. Или принципы. Или вкус пищи.
Новый порез — новая потеря. И с каждым разом всё холоднее. И с каждым вздохом всё сложнее видеть мир настоящим, не замутняемым болью…
Эти цепи на шее, но не добавят никакого статуса. Ни звука, ни шороха, любое движение воспринимается как вызов и необходимость причинить боль.
Это же глупо, не отпускать мёртвых? И речь далеко не о людях.
Внутри — целый космос, в котором происходят свои рассветы и угасания. Нужно принять тот факт, что жизнь не стоит. И старые позиции немного не работают. Или вообще не работают.
Изменись или измени себе, погрязнув в невыносимом чувстве долга перед собой. Бездонный и безглавый, он не ведает пощады и успокоения, заставляя тело сжаться в ожидании постоянного удара.
Это же глупо, не отпускать мёртвых… но как отпустить то, что выросло и дало свои корни?
Прости, Аня.. Не могу забыть. Спустя сколько лет…
Я полюбил бы утро, если буду просыпаться… с ней.
Ты уже давным-давно ушла. Не надо сжигать меня взглядом.
За что ты меня оставила и почему за твои слова расплачивюсь я?

View more

Я полюблю утрo толькo если буду просыпаться с тoбой

Напиши что-нибудь тёплое ✨️

grannymi’s Profile Photovazovsky
Подогреваемый газовой камфоркой чайник накалённо свистел, зазывая к столу.
В комнате играла живая музыка. Они веселились - двое парней и девушка. Или веселилось двое, а третий был весьма интересным дополнением к интерьеру.
Замёрзшие ладони бежали по скрипучим струнам, выдавая знакомые мелодии из далёкого детства, а потухшие глаза словно застыли в одной точке, забыв о необходимости моргания.
Звонкий голос девушки, внезапно вспомнившей о чайнике и спешно убегающей на кухню, сменился звонким смехом второго парня.
- Шо, дорохой, пошли на балкон.. покурим и чай пить! - и сильная, горячая рука потянула несколько громоздкий инструмент на себя, резким движением откидывая его на кровать с характерным мелодичным звоном.
Балкон. Parliament с вишнёвым вкусом. Один курит - второй просто невидяще смотрит в одну точку на горизонте.
Словно и не чувствует ничего вообще. Ни дым, попадающий на одежду, прежде вызывавший отвращение; ни холод улицы, заставляющий и без того мёрзлые руки танцевать неведомую чечётку; ни тьма, вызывающая Её образ.
Такой близкий и понятный, блестящие глаза египетской ночи и волосы воронового крыла. Мягкая, располагающая к себе улыбка.
Замёрзший взгляд. Замёрзшие пальцы. И дух, что постепенно тонет в ледяных водах северного моря.
Резкий переход из холода первобытной темноты в созданный рукотворный уют. Запах ромашки, гуляющий по комнате. Аккуратно разложенное печенье. Нежный песчаный свет из глаз молодой хозяюшки, усиливаемый белоснежной улыбкой.
— Мальчики, ну чего вы так долго? Чай же остынет!
И в этой простой искренности нет ни злобы, ни холода, ни уничтожающей суть тоски.
И взгляд постепенно теплеет, согреваясь от чужого счастья…
**
Иллюзорный уют и реальная жизнь..
В холод сумрачных улиц - от любви и тепла.

View more

Напиши чтонибудь тёплое

Вы когда-нибудь встречали кого-то, кто для вас был человеческой версией солнца, каждый раз когда вы с ним, вам очень тепло?

Тучи над головой наливались силой, как вена, вздувающаяся на лбу от напряжения.
Они гнали ветер — ледяной, хлёсткий, дающий звонкие пощёчины и выбивающий дыхание. Он словно мстит за то, что его сорвали с места и отправили в эти негостеприимные края. Рвёт листву и пинает полиэтилен.
Слишком холодно и душно. Слишком резкий запах озона впивался в сознание, выгоняя все мысли. Шею сдавливает лассо из невысказанного, страх вновь оказаться среди грозы, в одиночестве и без малейших шансов на пристанище...
Таков Путь. Отказ от человечества и человечности в угоду своему смешному "я". Тьма, Хаос и иллюзия вседозволенности - плата за них.
Они выжигают солнечное сплетение и оплетают тело виноградной лозой, впиваясь под кожу.
"Весь твой свет — это всего лишь морок, отвод глаз для тех, кто видит... Закрой глаза и ощути внутренний пульс — его нет! Ты просто тварь, что пожирает чужие потребности и пьёт без остатка кровь."
Боль в груди становится всё нестерпимее. Тысячи маленьких пиявок прогрызают кожу, заполняют трахеи кровью и лишают дыхания. Хочется спрятаться от этих ощущений, как от витающих вокруг мух.
Первые капли ударили внезапно, воспаляя и без того больные глаза. Стук - и тумблер переключился, накрывая земное одеяло стеной из болезненной влаги.
И к этим переходам невозможно привыкнуть. Секунду назад тело пылало, а теперь - арктический холод лёг на конечности, сковывая и без того неуклюжий шаг.
И что ощущается теперь, когда ещё один мостик к спокойной жизни оборван? Сколько можно отрекаться от своих? Сколько ещё заслонок поставишь, чтобы внутренний дракон перестал выжигать своим ледяным дыханием остатки души?
А ведь когда-то была возможность возвращаться в одно место, где внутренние оковы таяли и можно было чувствовать себя полноценным существом. Оно не было постоянным, и не было конкретного человека, к которому можно было привязаться..
Но каждый из них является маленьким источником тепла.
В каждом это тепло было. В ком-то — лёд, что никогда не остужал.. В ком-то — смесь диких трав, вдыхая которые, погружаешься в шаманский транс.. В ком-то — жар подземного огня и морских глубин.. В ком-то — пульс небесных светил..
В каждом этот огонь хотелось распалить ещё сильнее, заставить его полыхать над миром, поглощать всё больше и больше..
Оставаясь при этом маленькой струной, что начинает великую интерлюдию.
Найдётся ли то карманное солнце, которое захочется не только разжечь и поддерживать, но и согреться о него, прячась от дождя под каким-нибудь деревцем или мостом?
А пока — грустный госпел из уст Алконоста, тут лишь радио и птицы трут на заморском.. Остаться под дождём — не самый худший вариант, хоть этот ливень плотнее стены, и грязнее, чем зраки с бельмом. И при всей своей грязи он чище всего того, что находится внутри, и каждая капля, обнажающая воспоминания, заставляет обрастать льдистым коконом всё сильнее, отречься от таких вредящих эмоций и принять эго со всеми его искажениями и намешанными переплетениями..

View more

Вы когданибудь встречали когото кто для вас был человеческой версией солнца

«А море, море помнит всё наизусть..»

Ты тонешь. В пучине из собственных иллюзий, не выраженного никому гнева, сковывающих и сжимающих каждую клеточку страхов. Ты тонешь, и топишь самого себя. Не понимая, зачем и как, не зная, для чего…
От чего ты пытаешься сбежать в пучинах всепрощающих вод?
Что так задело и без того уязвлённое самолюбие?
И что самое важное — почему ты молчишь?
Море — последнее пристанище, что не отвергает. Оно, хоть и солоно, но не холодно. Не к тебе, так умело отличающему треволнения шторма от стай безжалостных рыб.
Ты един с ним, оно приняло тебя как родного брата.
Всё, на что ты тратил свободное время — единение и познание его. Тратил все свои силы и последнее тепло, чтобы согреть его хоть на каплю — и оно благодарно выносило тебя на спасительные берега, давая ещё один шанс на спасение.
Однажды песчаный берег принял бездыханное тело, запутавшееся в иле и цепких водорослях, что изрезали кожу и напоили жаждущее море тёплой и живой кровью.
Отчаяние и беспросветная уверенность в скором окончании — всё, что можно было увидеть в полуприкрытых глазах.
Лунный свет кутал его, утешая и даря желанный покой — без боли и таких желанных волн, что не могут принять в свои объятия навечно.
Он заснул, забыв обо всём, и сон его был пуст, как череп, катаемый прибоем…
Она наткнулась на него случайно. Просто гуляла по берегу, наблюдая за бурливым шёпотом волн. Она была не в силах прикоснуться к нему — слишком уж чуждо было зловещее сияние лунного света.
Она узрела — и сердце заполонило её дух, заставив отбросить все прежде воздвигнутые заслоны и скрепы.
Забыв обо сне и тяжести, унесла его домой. Расправила свои нежные крылья, и окутала его, прогоняя боль и усталость. Шептала сотни молитв, озаряя его солнечным светом посреди ночи. Пела — и раны его зарастали. Накладывала руки на сердце, заставляя его биться вновь, с ещё большей силой.
А на утро он проснулся — и увидел её тело, что впитало в себя все раны. И обратился он в скорбь, забыв о своей боли.
Бережно взял на руки, сложив крылья на спине. Унёс к берегу, что ещё вчера не погубило его лишь чудом. Положил в воду — и увидел, что прекрасный ангел, которого он видел в полусне, превратился в его отражение. Всё ещё чистое и вознесённое, но имеющее те же раны...
И почувствовал он, как его собственные крылья расправляются за спиной — уродливые, перепончатые, полные такой родственной тьмы глубин..
И ушёл он, оставив её в воде, где дикий нрав стихии её не затронет..
На глубину.
Но сила Луны неумолима, и вновь песчаный берег принял израненное тело..
Но она ждала его. Выходила, накормила и рассказала о том, что красота и могущество существует не только в буйстве лунной стихии…
Провела звёздными коридорами к лунным рельефам..
Так что ты вновь делаешь здесь?
Зачем отдаёшь себя на растерзание своего безжалостного нрава? И кто ты, чтобы решать чужую судьбу, если это не под силу даже безжалостной стихии?

Ты прыгнул в глубину небес, ведь она научила тебя летать.
Но тонешь — ведь выбираешь это сам.

View more

А море море помнит всё наизусть

Ты тонешь из-за людей,которые ради тебя даже не стали бы заходить в воду.

darya_manakova’s Profile PhotoДарья Манакова
Утро кручинилось, едва сдерживая слёзы-капельки дождя. В воздухе витал запах грядущей грозы.
Автобусная остановка. Спешно купленные любимые сигареты, которые стали просто привычкой — без зависимости, без довлеющего над разумом желания сделать заветную затяжку и спастись от разочарования в собственной беспомощности.
Сидящая вдалеке кучка людей в повседневной военной форме, молча поглощающая взглядом всё цветовое разнообразие носимой одежды. Стоило лишь достать пачку, как взгляд одно из них — смуглого кавказца лет двадцати — меняется на презрительно-печальный, мол, “Как же ты так, куришь целую сигарету. Один.. А мы тянем одну на четверых, потому что зарплата только через неделю, а последние деньги тратить как-то и не хочется…”
Понимающий кивок, смешанный с нетипично широкой улыбкой и знакомым этому люду жестом вытянутой из пачки сигаркой — давай, топай сюда, угощаю.. Гордая душа джигита не может разорваться между тем, чтобы и сигарету взять, и в грязь лицом не ударить перед своими — и отправляет другого парнишку, с пронзительными голубыми глазами и взглядом, полным невосполнимой жажды насыщения этой отравой…
Ещё один понимающий кивок — и в руки к подошедшему улетает семь сигарет вместо одной с понимающим хмыканием, мол, знаем, проходили..
Глаза пацанёнка — совсем молодого и слишком зашуганного для своего звания — начинают лучиться счастьем и скромной благодарностью.
— Спасибо. Прям выручил. Мы уже три дня ничего не курили.. — невнятно лопочет он себе под нос, убегая к своим.
— Вай, Инш'Алла, слюшай! Хранит твою добрую душу Аллах… от души, братишка! — кричит горец, приветственно махая рукой.
Остаётся только покачать головой, мол, принято, на табачное довольствие поставлены, можете не париться..
Из наушника вылетают так вовремя приходящие строчки: "Полупустая коробка Winston, заголовок от книги, мне противен ваш фарс, ваши жалкие крики.. Никто не услышит"
Женский голос, едва пробивающийся из объёма стереоволн:
— Слушай, можешь и меня угостить. Устала просто, еду с больным мужем, к Зв-цеау везу, у него с коленом беда какая-то.. Третью ночь не спит…
Ещё минус три сигареты и сто рублей, на проезд по городу.
Да, так и есть. Всё эти слова не имеют значения. Такова цена помощи — получи своё и отдай с процентами.. чтобы тебе стало чуточку легче.
Весь этот сценарий проходил уже не раз — они приходят, просят, и отказать нет ни сил, ни желания — хочется компенсировать, заполняя зыбучие пески стыда за несовершённое водой так невовремя начавшегося дождя.
И вроде всё хорошо, и чёртова боль отступает — но лишь на время, придавая внутренней почве уже проходимую зыбкость...
Почему тогда это не помогает, и новая волна чужого несчастья заставляет погружаться в неё с головой, забывая о ранее созданных мостиках? Почему неутихающая боль в рёбрах становится всё безудержнее, мешая спать по ночам и рождая сонм вопросов, за которыми гонишься, забывая о пище и действительно важных тревогах…
Медленный вдох. Два. Один. Ныряй до дна…

View more

Хотели бы встречаться с вампиром? А сами хотели бы стать вампиром? (или уже)

StarLabsBoy’s Profile PhotoStarLabsBoy
Наша встреча была случайной. Как мы встретились на набережной заполночь, где я по обыкновению теряю ночь? Я не знаю. Всё, что успелось запомниться - лишь голос.. голос, полный холодного и отстранённого любопытства, смешанный с иронией.
— Сегодня чудесная ночь.. и я провожу её с чудесным человеком. Мне бы хотелось.. познакомиться с тобою чуть ближе. Не бойся, я не причиню тебе вреда.. просто обнажу старые раны. —
Дышать этим воздухом стало так неприятно. Тревожно. Нaпряжённо.
Отвратительно ощущать себя, когда взгляд нежно-янтарных глаз ловит лунный свет, отрaжaя всё обнaруженное несовершенство.
Одной маленькой искорки хватило, чтобы душу вывернуло наизнанку. Взорвало ларцы с секретами. Вытащило скелеты из шкафов и разбросало их в поле зрения..
Всё, что успевает сделать ошарашенное сознание - это закрыть глаза перед тем, как шеи касается мертвенно-холодные губы..
Они говорили, впрaвить вывих можно только новым вывихом. "Simila similibus curantur", шептaл голос, в котором хотелось и спрятaться, и согреть всем имеющимся теплом.
Кaк тяжело открывaть глaзa. Будто веки слиплись от зaпекшейся крови. Будто стaринное ощущение непокорного и тaкого неподaтливого телa вновь и вновь рaзливaется в кровь, остaнaвливaя бегущие нити-импульсы.
Обрaзы, стремглaв aтaкующие стaей летучих мышей, высaсывaют имеющуюся силу, внутренний свет и тепло. Методично, шaг зa шaгом, не остaвляя никaких шaнсов нa спaсение...
//
Куклa, послушно тaнцующaя нa стёклaх в бaлетном зaле с рaзбитыми зеркaлaми. Ни боли, ни страха, ни гнева. Лишь уверенные, отточенные движения мертвенно-бледного тельца, создающие кровавую картину на стекле.. и для зрителя, если тот будет в состоянии увидеть.
Хищная птица, что снaчaлa ищет хозяинa, делится с ним теплом, а затем улетает, оставляя прощальный шрам и поток крови от когтей, напитанных ядом.. в поисках нового хозяина.
Кот, застрявший в кустах терновника из стали. Aбсолютно невзрачный. Четыре лапы да хвост торчком. Рваное левое ухо, пара вырванных клочков.
Неизвестно, что привело его в сад, и как он попал в это странное нечто..
Но сжатый комок, истекающий кровью, который не в силах не то, чтобы пошевелиться, просто спокойно вздохнуть..
Всё, что осталось от некогда любимица своей хозяйки.
Белоснежный дракон, что рассекает небесную гладь.. С небесно-голубым пламенем. Отстранённый и полный презрения к живущему на земле взгляд. Долгие полёты над собственным домом - горой, усыпанной песком. Он не из тех сородичей, что дают мудрые советы и охраняют свои сокровища.. нет, он считает себя иным. ̤П̤у̤с̤т̤ь̤ ̤ж̤а̤л̤к̤и̤е̤ ̤с̤м̤е̤р̤т̤н̤ы̤е̤ ̤о̤х̤р̤а̤н̤я̤ю̤т̤ ̤к̤л̤а̤д̤ы̤,̤ ̤м̤н̤е̤ ̤д̤о̤с̤т̤а̤т̤о̤ч̤н̤о̤ ̤к̤у̤п̤а̤т̤ь̤с̤я̤ ̤в̤ ̤с̤о̤л̤н̤е̤ч̤н̤о̤м̤ ̤с̤в̤е̤т̤е̤,̤ ̤ч̤т̤о̤ ̤и̤г̤р̤а̤е̤т̤ ̤н̤а̤ ̤ч̤е̤ш̤у̤е̤ ̤с̤о̤т̤н̤я̤м̤и̤ ̤б̤л̤и̤к̤о̤в̤.̤.̤.̤
//
Так холодно.. и ярко, как будто рассветное солнце превратилось в огромный свaрочный aппaрaт. Но если холодно, то почему так печёт?.. и зачем мне эти видения?..
— Что.. это.. было?..

View more

Хотели бы встречаться с вампиром А сами хотели бы стать вампиром или уже

Вы скучаете по кому-то периодически, например летом, потому-что давно летом вы были вместе, безумно счастливы. А сейчас как выстрел и слезы. Расскажи свою историю.

Они встретились.
Сквозь дни, километры и съедающую суету рутины.
Сквозь истерики, гнев и скорбь.
Сквозь дрожь уставшего голоса, успокаивающе шумящего из динамика, то о скорой кончине глупой разлуки, то описывая великолепие какой-то детали лица.. Дрожащую улыбку по ту сторону экрана от гордости. Взгляд, что околдовывал и усыплял, обжигал и прельщал волшебными искрами..
Они не встречались. Просто и не были знакомы никогда.. но были связаны чем-то большим, чем глупое знакомство.
Они знали друг друга и без этого. Не нужно было гадать, что значит едва заметное движение губ или смена интонаций, сопровождаемая прикусыванием губы.
Они познавали друг друга, уплотняя и без того тесную связь. Словами ли, мыслями или идеями… отзвуками в сердце от голоса, ставшего родными.
Погода радовалась их встрече, и приветливо улыбалась ярко-лазурными небесами без намёка на облачко, тёплым южным ветерком и запахом цветущего лета.
Священный трепет охватывал их сердца, предвосхищая скорую встречу. Вокзал, шум перрона и его вечных жителей – поездов, частенько прерываемый человеческим гвалтом.
Солнце, весело играющее на лакированных туфлях и металлических кровлях.
Смешанный запах сигарет, пота и ожидания. Он бегло проводит взглядом по снующей толпе, пытаясь отыскать родные очертания…
Она нашла его раньше, и, словно боясь потерять из виду, немигающим взглядом понеслась навстречу к нему, расталкивая такую неподатливую толпу...
Он заметил странное движение, глупо улыбнулся, поправляя несуществующую челку, и приветственно помахал рукой, раздвигая толпу..
Не сдержав восторженного писка, она повесилась ему на шею, осыпая зардевшее лицо и шею градом поцелуев, размазывая помаду и оставляя обжигающие следы губ.
Он восторженно захохотал, подхватив её за талию и покружив вокруг себя, чем заработал восторженный вздох и тычок в бок – "ну я ж тяжёлая, поставь!"
Воздух стал в разы тяжелее, а слова, что скопились внутри за бесконечно долгую ночь, застряли в горле, а всё, что вырывается из его распахнутой челюсти – несвязное мычание глубоким бархатом баритона, сбитое уверенным взглядом и касанием к небритой щеке, сменившееся широкой улыбкой, способной растопить вечную мерзлоту.
Он забывал дышать, пытаясь оторвать взгляд от сияющих удовольствием глаз… но не забыл галантно полупоклониться, поцеловать костяшки пальцев, вызывая смущённый вздох и жар, мягко сжимающий горло… и пригласить прогуляться по местным красотам.
Он пустил тонкий комплимент, а она смущённо отвела взгляд, собираясь с мыслями для контрудара. Он взял её за руку, а она положила свою к нему на талию, приглаживая необычно твёрдый материал портупеи..
Они пришли на поляну, беззаботно болтая о всякой всячине, взрывая смехом пространство.
На них смотрели – парень, похожий на медведя в пятнисто-песчаной форме, чёрном берете и высоких ботинках с белыми шнурками, увешанный медалями и аксельбантами, и она – хрупкая тростинка в небесно-голубом платьице ниже колен и алых туфлях на каблуках…

View more

Вы скучаете по комуто периодически например летом потомучто давно летом вы были

у тебя когда-нибудь было ощущение, что у твоей дружбы с кем-то есть срок годности?

Слова, что врезались в душу почище свёрел.
Срок годности дружбы.
Это как период полураспада - истинно известно, что через какое-то время произойдёт реакция, и некогда целое уменьшится ровно вдвое.
Правда, вот химический элемент своенравен и нестабилен. Или проводящий опыт просто бездарь, который и в методички ленится взглянуть.
Надоедает уже разбивать себе лоб о чёртовы грабли. Опять шаг в бездну по канату - или доверие, как тут привыкли говорить -, опять это идиотское тепло, без которого дьяволовы гормоны попросту не синтезируются, опять эти долбанные уязвимые точки, в которые один другому со 100% вероятностью тыкнет, опять расставания и странное ощущение лопнутой внутри струны.
Какой-то Сизифов труд, честное слово.
Ощущение, будто альпинист начинает лезет по скале к вершине с определённой тропы, лезет себе спокойно.. пока не оступается, теряет равновесие и падает, влекомый грузом собственного рюкзака. И что лез, что не лез - срыв и полёт вниз к исходной точке попросту неизбежен, как бы не хотелось его отсрочить или отменить.
Ещё пара таких ситуаций и просто мысль об изоляции от людей, к которым могу испытывать что-то кроме антипатичного равнодушия, перестанет быть просто мыслью и материализуется.
Не стоит оно того. Ресурса морального не хватит.
Его и так-то не хватает - любой мало-мальский триггер порождает гормональный сдвиг, бессонницу, апатию, потерю аппетита и прочие прелести жизни обычного человека, переживающего потрясение.
Сколько можно ошибаться, нанося с каждым разом всё больше и больше урона?
Человеку с высоким уровнем эмпатии это не только неполезно, но и вредно - ибо по мозгам бьёт будь здоров, да так, что все барьеры и заслонки слетают, как игрушечный замок под киянкой, и не остаётся ничего, кроме как ощущать всю эту кавалькаду химическую и впитывать, впитывать, впитывать.
Хотя хочется плюнуть и отключить реакцию на все раздражители. Превратиться в овощ, зато без эмоций.
Нынешнее ощущение внутреннего ядра ничем не лучше, впрочем.
Неизвестно. Просто - срок годности "дружбы" с людьми истекает. Один за другим, запахом сгнивших зубных корней приходят неприятные осознания в бессилии. Лжи. Манипуляциях. Моральном подавлении. Нагнетании.
Каждое слово бьёт в голову кузнечным молотом, уничтожая и без того скудные запасы серого вещества.
И всё, что хочется спросить после этих слов: "Как оно было допущено?"...
Нет никакого срока годности, на самом деле. Есть просто желание покинуть человека, и найти этому хоть какое-то обоснованное оправдание.
Серьёзно, кто поверит в то, что люди взаимодействуют исключительно из-за химии? Чушь собачья.
Ведь ещё и психическая связь есть (которая ipso jure является основной, поскольку долговечнее и эффективнее в тысячи - если не миллионы - раз). A вот с этой связью можно осознанно работать.. Было бы желание и возможности.
Ключевой вопрос в том, откуда эти желания и возможности брать, когда отчаяние накрывает с головой после каждой второй ситуёвины, подобной этой?

View more

у тебя когданибудь было ощущение что у твоей дружбы с кемто есть срок годности

Next

Language: English